professionalnaya_psychologiya

Три типа психологии как профессиональной деятельности.

  • первый тип это психология как фундаментальная наука;
  • второй тип психология как прикладная наука;
  • третий тип практическая психология.

 

Психология как фундаментальная наука.

 

 

Что такое фундаментальная наука? Это классическое университетское образование.

Ключевое слово здесь – это фундаментальная. Всякая фундаментальная наука направлена на выявление сущностных оснований изучаемых ею явлений. Наука стремится постичь сущностные основы изучаемых ею явлений. Всякая наука сталкивается с феноменами, она сталкивается с наблюдаемыми явлениями, но не может довольствоваться описанием и классификацией этих явлений, ей важно эти явления объяснить. А для их объяснения надо знать что лежит в их основе. Наука изучает какие сущности являются нам многообразно в виде различных феноменов. Как раз эти сущности ищет всякая фундаментальная наука и психология здесь не исключение.

Когда эти сущности обнаруживаются они формулируются в виде законов или закономерностей данной науки.

Какие методы используются в фундаментальной психологии? Фундаментальная психология использует три основных категории методов.

 

  • Теоретические методы познания. Только теоретические методы позволяют вскрыть сущность изучаемых явлений. Сущность явления – это некоторая идея, принцип лежащий в основе данного явления и этот принцип может постигается только теоретически.
  • Эмпирические методы. Эмпирические – значит опытные. Это также незаменимые методы, которые позволяют обнаруживать новые явления, исследовать, описывать, классифицировать, но не объяснятьих. Объяснять позволяют теоретические методы. Психология насчитывает очень большой арсенал в области эмпирических методов познания.

 

  1. Это конечно наблюдение в первую очередь;
  2. это беседа, тоже очень важный эмпирический метод психологии. Беседа используется в психологии практически всегда;
  3. анализ истории жизни. Он же называется словом анамнез. Психоанализ в первую очень часто пользуется анализом истории жизни. В психоанализе чаще всего корни проблем обнаруживаются на том или ином этапе истории жизни человека и очень многие проблемы закладываются в детстве;
  4. анализ продуктов деятельности;
  5. анализ текстовой деятельности;
  6. изобразительная деятельность - рисуночные методы психологической диагностики;
  7. методы психодиагностики. Выявление индивидуально-психологических особенностей.
  8. и основным методом с конца 19-го века, который ввел Вильгельм Вундт, стал метод эксперимента. Этот метод стал главным только потому, что он позволяет выявить причинно-следственные связи между явлениями. Никакой другой метод этого не позволяет. Эксперимент позволяет объяснить причинно-следственные связи между явлениями.

 

  • Методы анализа полученных данных. Сюда входят две группы методов:

 

  1. Методы количественного анализа данным. Количественные методы основаны на математике и это в основном разные методы математической статистики;
  2. методы качественного анализа данных. Качественные методы основаны в основном на интерпретациях. Психологу важно понять и решить выражением чего является то или иное явление. В психоанализе используются только качественные методы анализа.

 

 

  

Психология как прикладная наука.

 

Ключевым словом здесь является слово прикладная. Что это значит? Это означает что это наука, которая занимается приложением фундаментальных знаний к решению всевозможных проблем практики. Здесь можно выделить основные виды практики военную, педагогическую, производственную и так далее. Сложно найти такой вид практики, который не предполагал бы участие психологии. Решение этих проблем определяется типом общества в котором развивается наука. В свободном обществе наука развивается быстрее и у неегораздо шире методологический инструментарий. Здесь можно упомянуть Тейлора, американского инженера, который как и многие другие промышленники того времени, занимался поиском решения производственных задач. И основной задачей являлось увеличение производительности на единицу времени. Именно Тейлор предложил решение этой проблемы оригинальным способом, опираясь на научный материал из психологии. Основной его идеей было предоставление отдыха рабочим на предприятии, до того момента пока кривая их производительности не начинала снижаться, вместо того чтобы увеличивать рабочий день и сокращать перерывы, как это делали все остальные промышленники. Прямо применить научные знания на практике невозможно, для того чтобы такая возможность существовала, требуется проведение специальных исследований, не фундаментальных исследований, а прикладных. То есть, исследований направленных на поиск решения конкретных задач.

 

Практическая психология.

 

В отличие от прикладной психологии, практическая занимается изучением и решением другого типа задач. Прикладная психология занимается чужими видами практики, не психологическими. И только практическая психология занимается разработкой психологической практики. В свою очередь психологическая практика делится на четыре основные области.

 

  • Психологическая диагностика или психодиагностика;
  • психологическая коррекция или психокоррекция;
  • психологическое консультирование;
  • психотерапия (немедицинская, а психологическая практика).

 

Психодиагностика - инструмент для распознавания индивидуально-психологических особенностей человека. Индивидуально-психологические особенности это совокупность всех известных психических явлений. Психодиагностика распознает протекание всех психических явлений, а именно познавательных процессов, мотивационно-эмоциональные явления и психологические свойства личности у каждого конкретного индивида.

Психодиагностика занимается разработкой и практическим применением методов выявления индивидуально-психологических особенностей человека.

Любой диагностический метод должен обладать валидностью. Валидность - это когда в результате диагностики мы получаем то, что хотели измерить, а также это соответствие результатов диагностики ее предмету. Примером может служить тест на уровень интеллекта iq-тест, в котором обобщенно выдаётся какой-то итог по результатам его завершения. Но существует до сих пор неразрешимая задача этого теста, по причине того, что в процессе тестирования испытуемый прибегает не только к своей интеллектуальной составляющей, но и к знаниям, умениям и навыкам, которые в свою очередь составляют опыт. В Процессе этого тестирования невозможно абстрагироваться от этого явления и сам метод является не совсем валидным. То есть, в итоге мы получаем не совсем то, что исследовали. Не чистый коэффициент интеллекта испытуемого. Также тест должен быть стандартизирован на ту популяцию в которой он проводится. Например, тест личностной диагностики MMPI для жителей США и России не могут быть валидными по причине различия индивидуальных и психологических особенностей.

К примеру тестирование является одним из инструментов психодиагностики. Что же такое тест? Тест – это краткое, стандартизированное, диагностическое испытание. Главным отличительным свойством теста является его краткость. Но краткость теста не может говорить о его высокой достоверности, скорее наоборот. Наиболее достоверные данные возможно получить только при обширном и глубоком исследовании. Отсюда и народная поговорка! Чтобы узнать человека с ним надо съесть пуд соли. Смысл народной мудрости в том, чтобы узнать человека, его надо очень долго изучать. Чем более кратким является исследование, тем менее достоверными и надежными могут оказаться его результаты. А для чего же тогда придумали тесты и почему стоит ими пользоваться? А дело вот в чем, применение текстов оправдано в двух ситуациях.

 

  • Ситуация большого количества обследуемых лиц;
  • ситуация дефицита времени.

 

Резюмируя все вышесказанное, надо отметить, что методы психодиагностики необходимы для психологического консультирования. Чтобы консультировать человека, надо прежде всего понять что с ним происходит.

 

Психокоррекцияэто целенаправленное приближение к норме каких-либо психических или поведенческих функций. Психокоррекция всегда тесно связана с понятием норма.

Существует два вида нарушения психического развития, которые внешне похожи, но по сути различаются между собой, это психическое недоразвитие, оно часто проявляется в легких степенях олигофрении. Это задержанное психическое развитие и здесь причиной является педагогическая и социальная запущенность ребенка. И в первом и во втором случаях при диагностике обнаруживается недоразвитие психических функций. Только в первом случае в результате психического недоразвития стопроцентная коррекция считается невозможной и опыт развития науки об этом давно свидетельствует. Тем не менее коррекцию проводить надо на столько на сколько это возможно. Также существуют отклонения от поведенческих норм человека. И впервую очередь это социальные нормы. В этом случае также организуется коррекционная работа, но коррекции подлежат формы поведения, которые также стараются приблизить к возрастным нормам.

 

 

Психологическое консультирование – это форма психологической помощи в  решение жизненных проблем. Чаще всего в основе жизненных проблем лежат психологические причины. В этом случае справиться самостоятельно человеку с такими проблемами практически невозможно. Это связано с тем что реальные психологические причины лежащие за жизненными проблемами человека преимущественно не осознаются. Опыт осознания этих проблем является субъективно неприемлемым. Психика человека защищается от этого опыта посредством защитных механизмов таких как:

 

 

  • Вытеснение;
  • ррационализация;
  • иинтеллектуализация;
  • проекция;
  • регрессия;
  • сублимация;
  • дэреализация;
  • деперсонализация;
  • изоляция и множество других.

 

 

И очень часто человек пребывая в иллюзии думает, что он знает истинные причины своей проблемы. Важно вспомнить о таком феномене как каузальная атрибуция. Каузальная атрибуция – это приписывание причин проблемам по каким-либо правилам. Примером этому может служить такая тенденция: успех человек склонен приписывать своим внутренним факторам, а причины своих неудач внешним. Поэтому если человек достиг успеха он будет рассказывать о том сколько он потратил времени, сколько он потратил сил, сколько он вообще жизни положил на это и в результате справедливость восторжествовала и человек получил по существу по заслугам. Он много вложился и достиг успеха. И наоборот, если человек столкнулся с неудачей он будет говорить, что это произошло в силу каких-либо обстоятельств. К примеру человек провалил экзамен, тогда он может говорить, да конечно всё не так и чужой экзаменатор пришел и вопросы были не по программе, и в гороскопе я смотрел не самый лучший день для сдачи экзаменов и учебы. И получается что виноват в этой ситуации не человек, а какие-то обстоятельства, которые можно находить сколь угодно много. 

 

Если бы дело ограничивалось только тем что бОльшую часть причин происходящего человек просто бы не знал– это было бы еще полбеды, но получается что как раз-таки  реальных психологических причин человек не осознает и у него существует иллюзия того что он эти причины знает в силу действия механизмов каузальной атрибуции.

 Пример: студенту первого-второго курса рассказывают про психоанализ, он приходит домой его там его естественно спрашивают. Ну что там вам на лекции рассказывают? И  тут он начинает честно пересказывать, ну вот большая часть причин происходящего со всеми нами находятся в бессознательном и мы не знаем, что в действительности нами движет. На такие высказывания у рядового обывателя опять-таки в хорошем смысле обыватель, возникает уже реакция сопротивления. Он может высказаться так: что за бред вам рассказывают в вашем институте? Вот я всегда знаю чем я руководствуюсь в  своих поступках и любой нормальный человек тоже это знает, а вам несут какой-то бред. Такой человек по-своему по житейски прав человек осознает то, что он всегда контролирует свое поведение, он отдает себе отчет в том почему он совершает тот или иной поступок. И в этом-то как раз огромное заблуждение.  Потому что человек атрибутирует эту причину к какому-то обстоятельству. Вот она причина того что со мной происходит и я в этом уверен, скажет человек.  

Если например человек осознает реальную причину и у него есть понимание, что он её знает, а в действительности причина атрибутирована, тогда с  чем он начинает бороться чтобы решить свою проблему? Человек начинает бороться не с реальной причины а с фантомом с иллюзией и в этой борьбе естественно он не побеждает. Вот собственно в чём причина огромного количества случаев когда человек пытается справиться со своей проблемой и почему-то ему это не удается. Он умный, образованный всё у него хорошо, а проблема почему-то не решается. В большинстве случаев это связано с тем что он борется не с реальными психологическими причинами, а с иллюзией с некоторым фантомом, с несуществующей причиной которая была им атрибутирована, то есть приписана по какому-то принципу. И здесь чрезвычайно важна роль консультативной помощи. Что же делает психолог консультант в чем заключается его миссия? Психологическое консультирование – это форма психологической помощи по выявлению психологических причин различных жизненных проблем. Теперь понятно насколько важно выявить истинные причины проблем человека. Выявляя эти причины психолог-консультант выводит их на уровень сознания человека и это очень важная составная часть консультативной работы. В этот момент сознание человека начинает сопротивляться этому опыту, поэтому миссия консультанта включает в себя не только выявление причин, а выведениематериала на уровень сознания клиента.

Конкретный пример консультативной работы специалиста:

К консультанту обращается женщина и у нее типичный запрос: помогите муж пьет.

Помогите муж пьет – это очень распространенный симптом. А вот причина в каждом конкретном случае будет своя и ее нужно установить. Если консультант сможет установить причину, он сможет оказать психологическую помощь. Если причину не выявить и бороться с симптомом, то естественно проблема останется нерешенной.

Психолог-консультант принимает этот запрос и начинает прояснять что же лежит за этим явлением. Так как запрос в рамках семейного контекста, психолог задает вопросы чтобы прояснить как же функционирует ее семья. И в результате этих вопросов, это диагностическая работа, психолог выясняет, что в этой семье в ее основе лежит циркулярное или круговое делегирование ответственности. Каждый участник этих отношений пытается собственною ответственность как можно скорее делегировать другому члену семьи. То есть, он пытается переложить ответственность на других членов семьи.

Как это выглядит в реальной жизни. Коля бьет Олю. Старший брат Коля бьет младшую сестру Олю, бедная девочка бежит в слезах за помощью к маме. Мама пугается ахает охает и бежит в слезах к папе, ей непонятно как регулировать отношения между детьми и она избегает этой ответственности. Хорошо что есть муж, который должен решать проблемы и мама бежит к папе. Папе больше нечего делать как думать о проблемах детей, он и не знает что надо делать в такой ситуации и папа также боится этой ответственности и хочет ее избежать. Еще папа загружен другими проблемами, он думает где заработать денег, как обеспечить семью. У него своя ответственность и брать на себя дополнительную ответственность, которую делегирует ему супруга он совершенно не хочет. И папа находит самый верный способ – бегство от ответственности и это – алкоголизация.

Мама бежит к папе с проблемой, папа бежит в магазин и папа принимает, а дальше папа испытывает воздействие алкоголя. И я хотел бы конкретизировать в чем это воздействие заключается. Что происходит в состоянии опьянения? Здесь я хочу опереться на исследования классического психолога Бориса Сергеевича Братуся, который еще в 80-х годах провел большой цикл исследований психологических механизмов нарушения личности при алкоголизме. И он описал тот механизм, который лежит в основе фиксации алкогольного мотива. Благодаря чему фиксируется алкогольный мотив? Да существуют биологические и физиологические мотивы этой фиксации  и сейчас я выношу их за скобки, меня больше интересуют наряду со всеми остальными психологические механизмы фиксации алкогольного мотива. И один из таких механизмов это иллюзорно-компенсаторная деятельность. В состоянии опьянения возникает такой феномен как иллюзорно-компенсаторная деятельность. В этом словосочетании два ключевых момента это иллюзии и компенсация. Давайте кратко я прокомментирую каждое из них. Что же такое иллюзия? Иллюзия это искаженный образ реального предмета, искажение того, что есть в действительности.

В результате возникает восприятие проблем как более легких чем они есть на самом деле. При движении к цели в норме у человека возникает какое-то противоречие, которое является источником для решение проблемы, и это вполне нормально. Человек преодолевает это противоречие и двигается дальше. То есть, проблемы в норме являются движущей силой – это норма. Но у каждого человека существуют различные проблемы, есть простые, есть сложные и многие из проблем остаются неразрешенными. Так вот, в результате алкогольного опьянения возникает восприятие сложных проблем, как более легких чем они есть на самом деле. Любой человек хочет чтобы его проблемы были не столь сложными, на сколько они есть в действительности.

Собственно мы и пытаемся разрешать свои проблемы, чтобы снизить их сложность и стремиться разрешить их, это нормально. Только в состоянии опьянения эти проблемы видятся иллюзорно-легкими, то есть искаженно. Это очень хорошо отражает народная мудрость – пьяному море покалено. Человек в состоянии опьянения начинает воспринимать всё намного проще чем оно есть на самом деле. Да ладно, справимся пустяки. Дело-то житейское. Также, говорил Карлсон своему другу Малышу, чем и снижал значимость его проблем. Здесь появляется второе слово компенсация. Если проблемы кажутся не такими существенными, то надо их тут же разрешить. И человек пытается разрешить сложные проблемы примитивными решениями мгновенно. Любая сложная проблема требует многоэтапной деятельности – это нормальная ситуация. А если проблема простая, то и решить ее можно в один два хода. Человек воспринимает сложную задачу как простую и пытается простыми, примитивными способами ее решить. Вот каким образом поступает папа в нашей ситуации. И тут после того как папа принимает, он думает, а что это вообще за проблема, это же простая задача. Сейчас возьму и решу её одним махом. И папа начинает решать эту проблему: он хватает сына за шиворот подтаскивает и дает затрещину и думает что он эту проблему разрешил. Таких решений в жизни людей огромное множество. Есть даже неофициальный термин как сухой и мокрый алкоголизм. Что это значит. Сухой алкоголизм – это феномен который мы наблюдаем у непьющего человека, у которого тем не менее обнаруживается психология алкоголика, психология пьющего. Это те люди, которые неадекватно воспринимают свои проблемы, воспринимают сложное как более легкое и они склонны решать проблемы путем принятия примитивных решений. Тем самым их поведение напоминает деятельность в состоянии алкогольного опьянения, но при этом они алкоголь не принимали. Отсюда и термин – сухой алкоголик.

И так, отец дает сыну затрещину, ребенок испытывает фрустрацию, а фрустрация порождает агрессию. Я раньше много говорил о том, что фрустрация порождает агрессию. Эту агрессию вернуть фрустратору ребенок не может, он понимает что отцу он не в силах ответить. Тогда куда можно было бы канализировать эту агрессию, как сказали бы мои коллеги в психоанализе. Естественно, что для этого требуется безопасный и безответный объект, который не даст сдачи не окажет отпор и этим объектом может быть младшая сестра Оля. Коля снова бьет Олю, Оля бежит к маме, мама в слезах бежит к папе со словами: я больше не могу это выдержать, ты должен решить эту проблему. Папа бежит за очередной дозой алкоголя и круг замыкается. Поэтому такой тип отношений называется циркулярным или круговым. И это порочный круг и он обусловливает алкоголизацию папы. Что же делает психолог в данной ситуации? Психолог пытается показать клиентке как функционирует ее семья и в результате чего ее муж принимает алкоголь. В тот момент, когда психолог пытается донести это до сознания клиента, возникает такое явление как сопротивление. Сопротивление как один из механизмов защиты описанный в психоанализе. Это происходит по причине того, что осознание перекладывания ответственности на мужа является субъективно неприемлемым для клиента. Клиентка думает и говорит о том, что она всё делает для семьи и после этого осознать что в силу собственных действий она провоцирует алкоголизацию своего мужа, просто неприемлемо. Осознание такого крайне неприятно.

Такой феномен впервые был описан в психоанализе, когда клиенту возвращают субъективно неприемлемый опыт у него возникает сопротивление. Одной из форм сопротивления может являться агрессия. Очень часто можно встретить такую агрессию направленную на психолога. В аналогичной ситуации клиенты думают что психолог их во всем обвиняет. И здесь важно показать, что психолог таким понятием не оперирует и никогда не обвиняет. Также, сопротивление может проявиться в том, что клиент перестанет приходить на сессии, в одном случае он забыл, в другом возникла какая-то важная причина или он просто проспал. Соматизация и заболевание также могут служить формой сопротивления. В ситуации, когда клиент эту причину осознает на этом в принципе цикл консультирования заканчивается, но клиент спрашивает, а что же мне делать дальше? А дальше, на основе того, что вы узнали вам надо самостоятельно принять решение. А вот какое принять решение это уже личный выбор клиента. Очень многие клиенты в результате такого осознания выбирают сохранять статус кво. Это происходит потому, что каждая проблема обладает определенным смыслом для клиента. Каким смыслом может обладать случай который я описал выше с алкоголизацией папы? Мама думает так: ну хорошо, я смогу эту ответственность разрешать самостоятельно, если что опять обращусь к психологу. А вдруг папа престанет пить и в итоге у него высвободится множество сил и энергии и тогда эту энергию надо куда-то девать и ни дай бог папа не начал бы гулять, а это намного опаснее. Так папа пьет, но он под контролем, а если он уйдет на сторону, то не факт что он оттуда вернется и в результате мы лишимся своего папы, своего кормильца. Уж нет, пусть тогда пьет думает мама. Вот таким образом в большинстве случаев жены бессознательно провоцируют своих мужей на алкоголизацию. И алкоголизация папы является гарантией контроля над ним. Как ни странно, но это бывает именно таким образом. В результате всего вышесказанного, отношение клиентки ко всей этой ситуации может измениться и стать не таким травмирующим и это говорит о психотерапевтическом эффекте в процессе психологического консультирования. Теоретически разделить где заканчивается психологическое консультирование и возникает психотерапия легко, а на практике достаточно сложно.

Это первый исход данной ситуации. Второй вариант может быть таким: клиент самостоятельно старается справиться с этой ответственностью и ни на кого ее не перекладывать или обратиться за помощью к психологу. И существует третий вариант, когда клиент не может справиться самостоятельно с этой проблемой и он обращается за психотерапевтической помощью. За помощью в психотерапии, но за помощью ни как врачебной практике, а как психологической.

 

Психотерапия.

 

 

Вот мы плавно подошли к четвертой области практической психологии  это психотерапия. Сейчас я проведу четкое качественное различие между консультативной и терапевтической деятельностями. Теоретически это различие провести достаточно просто, что же касается практики, то здесь дело обстоит в точности да наоборот, потому что хорошая консультативная работа в качестве побочного продукта может иметь не только типичные для консультирования итоги, выведение на уровень сознания истинные проблемы страдания человека, но и изменить отношение к сложившейся ситуации. А вот изменение отношения к ситуации это уже психотерапевтический эффект. И если сослаться на кейс психологического консультирования, там где женщина клиент теперь видит в пьянстве мужа не только источник своих страданий, но и некоторые своеобразные  гарантии, подтверждающие право собственности на мужа, то эти страдания которые она ранее испытывала, станут меньше потому что каждый случай алкоголизации будет обладать одновременно ещё и позитивным свойством. Да пьет, да плохо, но хорошо что он никуда не девается он остается с нами и если этот смысл значимый, то он позволит женщине клиенту по-иному отнестись к ситуации и она для нее, возможно перестанет быть такой травмирующий, как это было раньше.

 Вот конкретный пример того, что хорошее консультирование помимо чисто непосредственной своей цели, то есть чисто консультативного эффект, даёт ещё и отчасти эффект терапевтический и наоборот, как нетрудно догадаться, в ходе психотерапевтической практики используются элементы консультативной работы. 

Поэтому на практике конечно очень сложно провести четкую границу где заканчивается консультирование и начинается терапия. 

В условиях нашей действительности так исторически сложилось, что дела обстоят довольно непросто с понятием психотерапия. Я неоднократно говорил о том что именно психоанализ был как раз первым опытом построения психотерапии как психологической практики и это одна из множества значительных заслуг основателя психоанализа Зигмунда Фрейда. Фрейд не ставил себе целью ни работать в клинике в качестве врача, ни тем более заниматься психотерапией, и тем более заниматься построением психологической практики и психологической теории. Он не ставил такой цели но удивительным образом все сложилось именно так. 

Россия не демонстрировала больших успехов развития новых направлений психоанализа, как это было во всем мире. Психоаналитики в России просто в основном занимались психоаналитической практикой. То есть, оригинальных научных направлений в России не было, а вот в качестве как раз психологической, психотерапевтической практики психоанализ в нашей стране развивался очень успешно. 

Также очень успешно у нас появлялись психоаналитические профессиональные ассоциации и у нас создавалось очень много переводов психоаналитической литературы была так называемая психоаналитическая библиотека, и это была целая серия книг издание которых было организовано двумя крупными отечественными психоаналитиками такими как Вульф и Ермаков. Они приложили огромные усилия к тому чтобы всё ценное, все ценные источники выходящие на западе, как можно скорее переводить на русский язык и издавать в нашей стране.  Поэтому после того как психоанализ оказался под запретом всё-таки какие-то психоаналитические материалы сохранились. Разумеется, большая часть была изъята из библиотек, но всё-таки где-то у кого-то эти книги были.  

Развитие такого научного направления как психоанализ в авторитарном государстве, к примеру каким был Советский союз невозможно. Потому, что основной идеей психоанализа является утверждение в том, что бОльшая, львиная часть психических мотивов, драйверов человека находится в бессознательной части психики и субъектом не осознаются. Поэтому психоанализ оказался первой жертвой тоталитарного режима.    

Что же дальше можно сказать о судьбе психотерапевтической практики в нашей стране. Фактически в качестве практики психологическая психотерапия на этом прекратила своё существование до начала девяностых годов. Однако, всё-таки официально психотерапия осталась разрешённой, но она стала представлять собой уже не психологическую практику а практику медицинскую. 

Почти 70 лет психотерапия существовала как исключительно медицинская практика в нашей стране. 

Практикой занимались врачи и только врачи сформировали представление о том что же такое психотерапия. Поэтому вначале познакомимся именно с медицинским подходом. 

И так мы с вами подходим к определению медицинского понятия психотерапии это определение происходит от отечественных врачей психотерапевтов, то есть представителей психотерапии как медицинской психологической профессии. 

Психотерапия – это целенаправленное воздействие на психику больного с целью его лечения. 

Почему-то человек обращающийся за терапевтической помощью уже по умолчанию называется больной. 

В этом определении человек уже объявляется больным. Откуда это происходит и почему это так? Здесь надо обратить внимание на некоторый способ построения советского здравоохранения. В этом способе построения есть очень важные принципы которые специально не оговариваются не прописываются, но действуют как сказал бы Выготский силой стальной пружины. Один из таких принципов я мог бы назвать принципом презумпции болезни. То есть, как только человек пересекает порог лечебного заведения, он получает статус - больной. Ни пациент, а больной. 

Врачи, как правило, когда их упрекают в том что терапия это лечение они оправдываются. Но такое значение психотерапии в узком смысле этого слова. Если посмотреть какие есть более широкие значения этого слова, тогда можно говорить об исцелении. Все крупные психотерапевты мирового уровня как раз и говорили об исцелении души. Например, Виктор Франкл основатель экзистенциальной психотерапии под названием логотерапия. Логотерапия – это смыслотерапия и это помощь воссоздание утраченных смыслов.
Виктор Франкл рассматривал психотерапию именно как исцеление человеческой души. И здесь человек не рассматривается как больной, если просто ему плохо. Например, если человек не может справиться с горем после утраты близкого человека. Время идёт острота горя так и не убывает и что значит это больной человек? Я бы сказал наоборот, если человек в данной ситуации остается эмоционально не вовлечённым, эмоционально холодным, если он эмоционально не откликается на смерть близкого то в этом случае стоит задуматься о наличии либо субклинических или уже клинических нарушениях. Когда нарушается эмоциональный контакт с реальностью, когда трагические события происходящие в этой реальности не вызывают нормального, адекватного эмоционального отклика. И такой человек нуждается в психотерапевтической помощи и ему можно помочь. И что этот человек является больным? Нет конечно! Конечно это не больной человек.
Тогда кого можно считать больными людьми в этом контексте? Напоминаю, что душевнобольных людей можно считать психотиков. То есть, людей страдающими психозами – грубыми нарушениями психики. Вот таких людей называют душевнобольными. И возвращайся к медицинскому понятию психотерапии важно отметить в чём именно заключается различие подхода. Очень важное различие в том, что, в медицинском подходе отношение к человеку однозначно как больному.
Ранее в психоаналитической психотерапии существовало только понятие пациент, что в переводе означает страдающий. И только основатель гуманистической психотерапии Карл Роджерс категорически выступил против употребления этого термина. Потому что слово пациент намекает или подразумевает какую-то неполноценность человека. Человек испытывает страдания он не может сам справиться со своей проблемой, возможно он неполноценный. Карл Роджерс, не хотел допустить даже минимального обесценивания человека и он выступил против использования психоаналитического термина пациент. Хотя один в поле не воин, а уж изменить словоупотребление вообще сложная задача, здесь произошла удивительная история. КарлуРоджерсу каким-то непонятным, мистическим способом удалось изменить термин пациент на более гуманный термин клиент. С тех пор, за исключением психоаналитической традиции, в психотерапии используется только один термин клиент. И трудно поверить что одному человеку так удалось изменить порядок словоупотребление, но как ни странно это факт. И это удалось сделать Карлу Роджерсу в конце сороковых, начале пятидесятых годов прошлого века.
Теперь рассмотрим вторую часть определения психотерапии – это целенаправленное воздействие на психику больного. Здесь вообще не подразумевается есть ли у человек собственный запрос на помощь, обращается ли он сам за этой помощью, никого это не интересует ровным счётом. Это целенаправленное воздействие и в таком случае человек рассматривается как объект воздействия. Но никак не самостоятельный субъект, его интересы его желания его запросы никого не интересуют при таком подходе. Чего хочет человек это не важно, мы лучше знаем. Такая тоталитарная модель, и в ней человек рассматривается как машина. Вот такой подход и он очень печальный. Существуют некоторые регламенты как на станции обслуживания автомобиля, например где нужно поменять свечи, нужно заменить масло и никто тебя не спрашивает, что где застучало не важно, есть регламент и четкое соответствие ему, а всё остальное оно неважно. Такой подход можно назвать механистическим подход к человеку как машине.

Все направления медицинской психотерапии являются манипулятивными. И первое к чему прибегает такая психотерапия – это гипноз. Но гипноз это инструмент при помощи которого можно достигать различных целей и цели могут быть совершенно разными. И чаще всего гипноз порождает у большинства психологов психоаналитические ассоциации, потому что основатель психоанализа Зигмунд Фрейд и доктор Брейер использовали гипноз как средство, чтобы приоткрыть хоть какую-то дверцу в бессознательное. Таким образом они пытались приоткрыть дверку сознания и заглянуть в тот опыт, который находился в области бессознательного, где лежат истинные причины проблем клиента, и поначалу им это удавалось. Но гипноз используется также в суггестивных целях, чего Фрейд конечно не делал у него были совершенно другие цели. Что такое суггестия простыми словами это внушение. Как видно гипноз может является средством внушения, довольно мощным средством. С помощью гипноза можно внушить пациенту то, что психотерапевт считает необходимым. Другое дело в том что глубинных проблем пациента такой подход не решает и рано или поздно внушенный материал в состоянии гипноза, перестает быть актуальным. Так как гипнотические установки не разрешали проблемы пациента, то эти проблемы находили себе множество других лазеек и проявлялись в других ситуациях, других поведенческих паттернах. Сам гипноз подразумевает высокую степень квалификации и поэтому он не так массово был распространен в медицинской психотерапии.


Второй метод в медицинской психотерапии – это так условно называемая рефлекторно-условная терапия. Это направление было самым широким по своей распространенности. Понятно что понятие это происходит от условного рефлекса Павлова и в основе этой терапии лежит механизм формирования условно-рефлекторной связи. Существует направление психологии которое опирается на принцип рефлекса Павлова и это –бихевиоризм. Таким образом в этом подходе воздействие на психику человека осуществляется либо положительным подкреплением, либо отсутствием такового. Но ни в коем случае напоминали бихевиористы не используйте отрицательное подкрепление. Целью бихевиоральной терапии является формирование навыков, а навык это система автоматизированных действий. Если каждый из этих действий входящих в навык совершается правильно, то это действие положительно подкрепляется, постепенно происходит научение и вырабатывается навык. Если действие осуществляется неправильно оно просто никак не подкрепляется и таким образом с помощью положительного подкрепления можно сформировать навык. Если говорить о нашей условно-рефлекторная терапия, то здесь дело обстоит с точностью до наоборот. Во-первых, бихевиоральная терапия всё-таки направлена на позитив, она направлена на формирование желательных действий. Например, человеку трудно сказать "нет”. Хорошо, его направляют на бихевиоральный тренинг, где его научат говорить "нет”. Если человек научится правильно отказывать людям не грубо, а в соответствии с социальными нормами, но настолько жестко чтобы на нем перестали возить воду, он будет получать подкрепление и в конце концов этот навык вежливого, жесткого отказа сформируется.

Из этого примера видно, что бихевиоральная терапия направлена на позитивный эффект на формирование каких-то важных, необходимых в жизни человека действий и навыков. А вот условно-рефлекторная терапия в Советской медицине была направлена оказывается на негатив, на устранение социально нежелательных видов поведения. Условно-рефлекторная терапия в Советском Союзе была направлена на разрушение социально нежелательных действий или моделей поведения. И самым удачным примером такой терапии служит терапия при лечении алкоголизма, условно рефлекторная терапия алкоголизма. Здесь не формируются какие-либо позитивные формы поведения которые могли бы заменить алкоголизацию человека, а здесь пытаются отрицательно подкрепить нежелательные формы поведения, то есть употребление алкоголя. Сразу становится очевидным двойное значение нашей терапии в отличие от бихевиоральной. Первое – это направленность на разрушение, а не на создание новых необходимых навыков. Второе – это то что вместо положительного подкрепления или отсутствии подкрепления вовсе, используется только отрицательное подкрепление. Самым простым примером такой терапии разрушения алкогольного поведения может являться такой пример. Пациенту предлагается выпить стакан спирта, ему становится хорошо и после медицинская сестра вкалывать ему под кожу пол кубика апоморфина, апоморфин – это препарат, который вызывает сильнейшую обратную перистальтику верхних отделов желудочно-кишечного тракта и понятно что это обратная перистальтика приводит к очень сильным рвотным действием, Пациента при этом очень сильно рвёт, обратная перистальтика направлена на отторжение пищи и при этом возникают очень сильные спазмы. У пациента возникает ущемление желудка и пищевода он ощущает очень сильные болевые воздействия. В общем пациент получает целый комплекс отрицательных подкреплений. Такую процедуру повторяют несколько раз, после чего вид алкоголя у такого пациента вызывает стойкое ощущение рвотного рефлекса. И таких примеров отрицательного подкрепления нежелательных действий существовало достаточно много. Вот основное отличие условно-рефлекторной терапии от бихевиоральной.

Третье направление терапии в медицине – это рациональная терапия. По-латыни рацио это разум, если отталкиваться буквально от значения этого слова, то рациональная терапия это терапия разума. На деле же рациональная терапия была также формой воздействия и никакого не взаимодействия, а именно воздействия, которое выражалось в виде чтения нотаций пациенту. Пациенту читали нотации, призывали его к ответственности и таким образом оказывали воздействие на его психику. Ну такая психотерапия не давала нужного эффекта при чтении этих нотаций пациент, как правило, сидел и думал в какой он побежит магазин, когда все это закончится. Такой метод психотерапии не являлся ни сколько эффективным, а скорее даже наоборот. Вот такие три подхода психотерапии применялись в бывшем Советском Союзе. Все эти подходы сводились к тому, что человек рассматривался как объект воздействия, как какая-то машина. И никого не интересовало в этом случае если у него запрос на помощь в психотерапии или нет, это никому не интересно.

Психотерапия также относятся к психологической помощи, но в отличие от психологического консультирования психотерапии преследует немного другие цели.  Психотерапия как психологическая практика представляет собой психологическую помощь направленное на развитие у человека способности к осознанию и самостоятельному решению своих проблем. Психотерапевтическая помощь идет гораздо дальше психологического консультирования, по своим целям. Она идёт дальше и здесь цели не ограничиваются в осознании психологических причин, которые лежат в основе проблем. Психотерапия преследует далеко идущие цели направленные на личностное развитие человека.  Любая хорошая психотерапия представляет собой конструктивные процессы личностного развития. Здесь цель не только помочь увидеть человеку психологические причины, но и развить у него способности к осознанию этих психологических причин. То есть, хороший эффект психотерапевтической помощи будет заключаться в том, что у человека в ходе достаточно долгой практики развивается способность к осознанию этих психологических факторов, которые лежат в основе его жизненных проблем. И чем лучше у человека развита способность к этому осознанию, тем легче ему в дальнейшем использовать эту способность и осознавать реальные психологические причины происходящего с ним. И на этой основе принимать самостоятельные решения. Это только что сформулированное определение психотерапии сразу сопрягается с двумя ограничениями, которые накладываются на него.
Первое ограничение или можно так сказать табу заключаются в том, что психотерапевтические отношения с клиентом несовместимы с другими формами отношений между людьми. Очень часто знакомые узнав что их друг или знакомый стал психологом или психотерапевтом захотят воспользоваться его помощью в своих целях, и очень часто просят у специалиста совет. В действительности эта ситуация оказывается очень драматичной. Например, мне как психологу захочется помочь своему другу, но беда заключается в том, что психотерапевтический эффект в этом случае практически никогда не будет достигнут потому, что прежние ролевые отношения будут всегда доминировать над новыми над терапевтическими. Поэтому, настоящий психотерапевтический эффект здесь никогда не будет достигнут, а вот что будет достигнуто наверняка так это сильная порча имеющихся человеческих отношений дружеских, родственных, деловых и так далее. Всё это будет происходить потому, что этот опыт, который может быть достигнут и осознан в результате консультации либо психотерапии будет субъективно неприемлемым.
В этом случае будет происходить примерно следующее – новый тип психотерапевтических отношений со своим опытом будет накладываться на старые человеческие или дружеские отношения и будет очень сильно этому вредить.
Второе табу или второй запрет это запрет на принятие жизненных решений за своего клиента. Клиенты очень склонны к тому, чтобы делегировать свою ответственность другому человеку. Здесь можно сказать что клиент хочет переложить ответственность на психолога. Тема ответственности была очень актуальна для психоанализа даже я бы сказал для неопсихоанализа и в частности для таких авторов как Эрих Фромм. У Фромма существует очень интересная книга, которая называется “Бегство от свободы” и это название неслучайно. Казалось бы свобода – это великое благо и это благо человек себе завоевал благодаря развитию своего сознания, развитию своего разума, он овладел законами которые правят этим миром и он научился принимать самостоятельные решение. То есть, решения свободные. Легко заметить, что лишение свободы это очень страшное наказание. Так например за какое-то тяжкое преступление следует наказание в виде лишения свободы и поэтому свобода это великое благо. Кто бы с этим спорил.  Фромм замечает, что человек в ходе обретения свободы и возможности самостоятельно принимать решения испытывает невероятный страх. Почему человек обретает этот страх? Казалось бы свобода это величайшее благо, почему это вызывает такую реакцию? А потому, что свобода всегда сопряжена с ответственностью.  Свобода всегда предполагает самостоятельный выбор поступка, который мы можем совершить на основе знаний об основаниях этого поступка. Вот эта ответственность и вызывает человеческий страх. Эрих Фромм показывает как человек испытав свободу затем испытав огромный страх за ответственность и пытается бежать от нее на все четыре стороны. Фромм описывает четыре пути которые выбирает человек для бегства от свободы. Каковы эти направления? Конечно к той или иной форме зависимости. Потому, что чем больше несвободы и соответственно зависимости испытывает человек тем как ни странно меньшую ответственность он возлагает на себя за совершаемые им действия. Фромм объединяет первые два пути очень важным понятием, которое сейчас очень часто используется и в практической психологии личности и психотерапия – это понятие симбиоза.  Эти два пути называются очень своеобразно, только надо понимать их не буквально – это садизм и мазохизм. Итак, что означает для Фрома садизм? Это конечно не кирпичом по голове и не удовольствие от причинения физических страданий для получения удовольствия.
У Фромма садизм – это тенденция к подавлению другого человека. Другими словами, человек уверенно, комфортно чувствует себя тем больше, чем больше он подавляет другого или других. Здесь оказывается так: чем ниже другой, тем выше на его фоне оказывается сам субъект. В одном случае человек возвышается при помощи каких-то социально значимых сложных целей, а в другом он возвышается за счет принижения другого человека. И чем ниже он принижает другого человека, тем выше он становится сам. Таких людей можно назвать тиранами, но есть одно, но! Всё хорошо в жизни этих людей до тех пор, пока у них есть подавляемый или те кого они могут подавлять. Достаточно таким тиранам оказаться в ситуации, где они лишаются подавляемых ими людей, они сразу же становятся довольно-таки беспомощными существами.

И где же здесь видна не свобода? А ее достаточно легко увидеть в следующем примере. Этот властный человек в действительности только кажется таким всесильным, а на самом деле он оказывается абсолютно зависимым от подаваемых им других. И достаточно ему лишится этих подавляемых, как он теряет почву под ногами, теряет точку опоры. Вместо свободы как ни странно он приходит к зависимости.
Второй путь бегства от свободы называется мазохизм.  Мазохизм – это противоположный путь это стремление к наличию собственной зависимости, иначе говоря мазохист это подавляемый. Следовательно, мазохизм это стремление быть подавляем. Как правило, люди этого не осознают потому, что осознавать это мало приятно.
Приведу условный пример с одним подкаблучником, который выбрал себе подавляющую жену.  Друзья его спрашивают: зачем ты всё это выбрала, у тебя же была масса вариантов столько прекрасных девушек. На что такие люди часто отвечают: а я теперь не думаю о проблемах у меня их просто нет. Я совершенно необремененный грузом решения каких-либо жизненных проблем и меня очень устраивает это положение. Человека устраивает эта ситуация, но за всё надо платить и он платил тем что ему приходилось быть подкаблучником, но зато он получил вероятно больше, этот человек не испытывает нужды в разрешении проблем, тех  которые надо решать самостоятельно и вдобавок нести за них ответственность.  Здесь Фромм вводит очень важное понятие, которое сейчас присутствует уже во всей психотерапевтической практике это понятие симбиоза, симбиотических отношений. Что такое симбиоз с психологической точки зрения? Здесь можно дать такое определение. Симбиоз – это существование основанное на взаимной психологической зависимости.
Например, самым типичным представлением такой симбиотической связи будет отношение Фромовского садиста и мазохиста. Связь подавляющего и подаваемого. Оказывается, как ни странно эти люди очень точно находят друг друга. Например, молодой человек который вырос в семье с очень властной матерью и естественно что самого детства он вступил в такие отношения. Да он никогда не заботился о решении проблем и ответственности всё это брала на себя мать и за это, он собственного платил ей своим подавляемый положением. И вот такой молодой человек ищет подругу жизни он находит девушку среди большинства, он выбирает наименее привлекательную, очень жёсткую, которая оказывается с ним в тех же отношениях, что и мать. Он оказывается во взаимозависимых, симбиотических отношениях. Человек, выросший в симбиотических отношениях просто не способен существовать вне таковых.  В чём основная проблема субъекта из симбиотических отношений? Она заключается в том, что он не способен создать какие-либо другие отношения.
Такой человек будет опираться либо на подавляемых, либо подчиняться подавляющему. В какой-то момент он займет свою нишу в этих симбиотических отношениях и такой человек не способен к построению некоторой самостоятельной позиции в отношениях, самостоятельной стало быть независимой и свободной.  Личность склонная к симбиотическому типу отношений – это личность не способная к каким-либо другим отношениям основанными на автономности и на самостоятельности.
Третий путь бегства от свободы Фромм называет деструктивизмом или деструктивным поведением. Проще говоря это разрушительное поведение.
Деструктивизм это попытка решения проблемы путем ликвидации ее носителя.
Вспоминается одно высказывание – есть человек, есть проблема, нет человека нет проблемы.
Но в этом случае возникает иллюзия разрешение проблемы, если уничтожить носителя проблемы.
Здесь вспоминается басня про мартышку и очки. Мартышка у которой стало плохое зрение и она услышала от людей, что можно с помощью очков это зрение каким-то образом скорректировать. Мартышка купила себе дюжину очков и начала их примерять, мартышка то на хвост очки нанижет, то их понюхает, то их полижет, очки не действуют никак. Мартышка не понимала как ей использовать очки по назначению и в итоге она доходит до состояния аффекта и все эти очки разбивает о камень. В конечном итоге мартышка уничтожает все очки. Но возникает вопрос, проблема таким образом решается или нет? Ответ здесь очевиден, мартышкина проблема не разрешается, она как была плоховидящей так ей и осталась. Мартышка имеет здесь переносный смысл, речь идет конечно же о людях. Решить проблемы путем ликвидации ее носителя нельзя – это иллюзорный и нерациональный путь.

И четвертый путь бегства от свободы Фромм называл как – социальный конформизм. Социальный конформизм – это просто присоединение к позиции большинства. И здесь важно различать два очень близких понятия, это понятие конформность и конформизм. Конформность – это действительно зависимость собственных представлений от представлений окружающих. А конформизм может быть вполне сознательным подстраиванием в собственном поведении, собственной позиции под позицию окружающих. И такое подстраивание позволяет разгружать себя от избыточной ответственности. Я поступаю ровно так как все. Пример, инспектор Гибдд останавливает водителя и сообщает, что тот привысил скорость, на что водитель отвечает: да вы что, я ехал в потоке как и все я ничего не делал. Но вы же превысили скорость говори тому инспектор, на что водитель опять отвечает: Да нет я ничего не нарушал, ехал как все я же говорю двигался в поток как и все.

Вот этими четырмя способами перечисленными выше, люди бессознательно бегут от свободы к зависимости, которая снижает повод для тревоги и страха за ответственность которую несёт человек за свой собственный выбор, за выбор своего собственного поступка. И очень часто клиенты хотят переложить, делегировать ответственность психологу, а выражается это чаще всего в просьбе дать жизненный совет. Такой способ перекладывания ответственности можно назвать классическим.