sovremenniy_psychoanalis

Психоанализ — это научно-философская система, которая помогает ответить на вопросы:

  • Что происходит?
  • Почему это происходит?
  • И, благодаря этому, найти ответ на вопрос: Что делать?

Психоанализ – это подход, который помогает человеку понять самого себя. Такое понимание становится возможным благодаря расширению сознания, когда ранее недостижимые части психики становятся осознаваемыми. Неосознаваемые области психики называются бессознательным. Исследование бессознательного вызывает ассоциацию с погружением в глубины, поэтому психоанализ также называют глубинной психологией. Может казаться, что только с помощью гипноза возможно "заглянуть" в глубины психики. Но это не совсем так.

 

Также, психоанализ это одна из элитарных сфер деятельности и психоаналитики традиционно стараются выдерживать классический стиль и в одежде и в общении. Потому что каждый пациент который входит кабинет психоаналитика в начале входит не в качестве пациента, он входит в качестве эксперта, который смотрит и оценивает насколько аналитик умен, порядочен чистоплотен. Клиент думает о специалисте, можно ли ему доверять или нет, что у него на столе, какая обстановка в кабинете и так далее и так далее. Поэтому кабинет психоаналитика это половина его личности. Что касается вопроса кушетки, почему-то многие считают что кушетка это главный признак психоанализа, но это давно уже не так.

Изначально устанавливаются кооперативные отношения с пациентом, это значит что мы не говорим о потребности сразу ложится на кушетку. Первый вопрос обычно это: Как вы меня нашли и почему пришли именно сейчас? Вопрос о кушетке всплывает уже в ходе беседы в форме: Как вы смотрите на то, что мы будем говорить на кушетке? Говорить лёжа не обязательно, просто кушетка несколько расслабляет и общение когда нет взгляда аналитика немного проще. Лёжа на кушетке легче говорить о глубоких и сложных переживаниях, но если клиент говорит, что хотел бы говорить лицом к лицу, то здесь нет никаких вопросов и мы разговариваем лицом к лицу.

У меня был клиент, который спрашивал может ли он ходить по кабинету, я отвечал: Пожалуйста ходите, если вам так проще. К сожалению тот образ психоаналитика, который создается в кино, чаще всего бывает либо слегка ироничным, либо чрезмерно интеллектуализированным. Мне очень нравится фраза которую сказал Карл Роджерс:  Стоит исходить из того, что человек пришел к человеку и не нужно никакого гуризма, особого тембра голоса, какого-то особого сверлящего взгляда, каких-то особых жестов. Человек пришел к человеку, но один из них более глубоко понимает, что происходит с психикой, каковы механизмы её функционирования, как человек забывает, почему что-то забыть невозможно, какие существуют этапы у горя, что такое личная работа горя и так далее и так далее. Психоаналитик погружается во внутренний мир пациента, который требует не только специального технического подхода, но прежде всего особой деликатности. И главным терапевтическим инструментом является личность психотерапевта, его умение понимать, сопереживать и умение помочь человеку найти решение проблемы.

 

Роль психоаналитика в процессе терапии

 

Роль психоаналитика – это человек с фонариком. Пациент оказался в темной комнате где ему страшную, где он не может чего-то найти и тогда появляется психоаналитик, поскольку он знает, что может происходить в этой темной комнате, как там расставлены различные предметы, мебель, освещение и прочее. Психоаналитик предлагает поискать пациенту в различных местах. У аналитика может быть сто решений проблемы, а у клиента будет только одно и сто первое и это специфика аналитической работы. 

Пациентам не хватает чаще всего самопонимания, любви, часто не хватает исполнения самой первой детской мечты. Ребенок же не мечтает о домах и дачах, шикарных машинах, о путешествиях, он хочет быть бесконечно любимым, понимаемым, принимаемым – это то, зачем чаще всего пациенты приходят к психоаналитикам. Психоаналитик сразу же объясняет, что он этого все равно дать не сможет, чтобы не было ложных иллюзий. Все это находится вокруг клиента, но он почему-то не может этого найти. И пациент должен принять изначально, что проблема скорее всего скрыта в нем самом. Пациенту не стоит ожидать советов и каких-то жёстких рекомендаций, психоаналитик может порекомендовать подумать вот об этом, поискать вот здесь, но рекомендации типа сделай вот так у психоаналитика быть не может. Если пациент просит совета, то чаще всего это попытка переложить ответственность за содеянное на того кто этот совет дал.

 

С чем обычно приходят в психоанализ ?

 

Большинство людей, которые приходят к психоаналитику получили то, что обычно именуется хорошим или даже жёстким воспитанием. Когда за девочку или мальчика решали папа или мама, потом за него или за неё решал начальник или друг, потом жена или муж. Это люди которые с большим трудом сподвигаются к принятию самостоятельных решений, решений которые исходят от них и для себя, а не для того чтобы кому-то угодить.

Я встречал очаровательного и талантливого человека и часто его вспоминаю, очень благодатный пациент, который потратил наверное лет двадцать своей жизни только для того, чтобы понравиться своей маме, которая была очень жёстким человеком. Он стал крупным бизнесменом владельцем сети магазинов, но он буквально со слезами рассказывал о том, что когда он приезжает к маме с очередными подарками она ему говорит: Как тебе не стыдно, я медсестра и положила полжизни на то, чтобы ты стал врачом, а ты стал торгашом. А он прекрасный человек, но нет шансов понравиться маме и нет шансов заслужить ее любовь.

Единственный способ заслужить ее любовь это самому полюбить себя, а он привык жить только отражённой любовью и он ждал, что мама наконец его похвалит и полюбит. Вначале за оценку, потом за то что хорошо отслужил в армии, потом за то что поступил в медицинский институт, потом за то что выучился.

 

Этика в психоанализе

 

Существует целый раздел психоанализа, который называется психоаналитическая этика, а также этика есть у каждого метода психотерапии. Психоаналитическая этика предполагает, что специалист никогда не дает советы, никогда не высказывает оценочных суждений. Чтобы не рассказывал пациент хорошо это или плохо психоаналитик никогда не оценивает, он выслушивает и помогает понять себя. Оценочное суждение может делать только клиент и психоаналитик никогда не перебивает клиента.

Часто, когда начинающие психотерапевты приходят на супервизию то говорят: Я себя чувствую неловко, ко мне приходит пациент, он говорит положенные пятьдесят минут, платит и уходит, а я ничего не делаю. Это не совсем так, психотерапевт делает то, что до него никто не делал, он слушает своего клиента. Клиент много раз пытался рассказать своим знакомым и друзьям, а ему обычно отвечают как: Это не мои проблемы это твое, а вот психоаналитик внимательно слушает своего клиента. Фрейд, конечно, был гениальным человеком когда резюмировал, что ни один человек в мире никогда не был выслушан. Но еще более важна его вторая идея: Любой человек сколько бы его не слушали он всегда уверен, что он все равно не будет понят до конца.

Также, не допускаются никакие злоупотребления пациентом. Например, я выхожу из своего офиса идет дождь, я выхожу без машины и без зонта. Мой пациент или пациентка открывая дверцу автомобиля предлагают подвести, но я отвечаю: Спасибо я люблю гулять под дождем. Любое использование клиента это злоупотребление. Клиент звонит и говорит: Я открываю новый ресторан вы обязательно должны быть среди почетных гостей, я не имею права туда идти. Если пациентка говорит: Мы с вами столько времени говорим о всяких духовных проблемах явно я вам нравлюсь и вы мне нравитесь, почему бы нам не встретится в другом месте?

В таких случаях я отвечаю: Отличная тема давайте ее обсудим, мы будем заниматься с вами сексом или любовью? На каждой сессии или через одну? Вы будете их по-прежнему оплачивать или может быть я вам буду приплачивать за это? Обычно пациенты говорят: Ой какую ерунду мы несем здесь. Тут очень важно дать клиенту еще раз почувствовать, что чтобы он не говорил в кабинете, здесь нет никакой ерунды и раз эта тема появилась, она должна обсуждаться. Нет никаких запретных тем и все темы важны и если такое настроение появляется, оно должно быть обсуждено и отреагировано. Все то, что происходит в психоанализе должно быть отреагировано только на вербальном уровне, это важно!

Другой вариант, когда психоаналитик разговаривает с клиенткой или с клиентом и вроде бы все идет нормально и вдруг клиент на какое-то незначительное слово аналитика взрывается со словами: Вы гадкий и противный, вы никогда меня не любили, вы причиняли мне только боль. Это может длится достаточно долго, включая неформальную лексику. Вначале это пугает, впрочем как и предложение заняться сексом, но проходит время и когда психоаналитик приобретает опыт, то сохраняет спокойствие. Если после этого спрашиваешь в конце клиента, когда он успокоился. Вы проявили очень мощные эмоции, вероятно я как-то их спровоцировал, но они настолько сильны, что вряд ли могут относиться ко мне. Я не знаю к кому они относятся, но если вы подумаете, то обязательно найдете того, кому вы это все хотели сказать. Как ни странно, чаще всего получаешь очень быстрый ответ – это все относится к моей матери, только я никогда не могла или не мог этого сказать. Или это относится к отцу или к моей сестре или к моему брату или к моей жене. Человек должен выразить эти чувства они накипели, но для этого должно быть создано то, что мы называем в психоанализе – безопасной ситуацией. Один из главных принципов этики это создание безопасной ситуации для пациента.

 

Психоанализ и психоаналитическая терапия в чем разница ?

 

Бытует мнение, что психоанализ и психоаналитическая терапия разные вещи и не связаны между собой, но это немного устаревшая позиция. Попытаюсь объяснить просто в чем главное отличие двух этих понятий. Начну с того, что главным отличием считалось и до сих пор считается, что психоаналитик встречается с клиентом четыре раза в неделю только на кушетке, это правило было введено давно еще в двадцатых годах. Это правило было введено прежде всего для профессионального тренинга, потому что каждый человек который хочет стать психоаналитиком, должен вначале побывать в роли пациента и почувствовать, что это такое. Это важно и я это помню по себе, на свою первую сессию к психоаналитику я пришел за полтора часа и нарезал круги вокруг его дома, чтобы не дай бог не опоздать, думая что же я буду говорить.

Второе, поскольку мы ничем пока не можем подтвердить или опровергнуть то, что у человека существует сознание, бессознательное и предсознательное человек в начале должен убедиться сам в том, что у него это есть. Я был уверен что все это есть, но я не знал насколько это мощно влияет. Обращусь к своему опыту, я уже был достаточно солидным человеком, и мой психоаналитик был солидным человеком и я решил, что поскольку мы оба солидные люди, мы будем говорить о судьбе психоанализа в России. Так и было первые три - четыре сессии, а потом я начал ранят скупую мужскую слезу и говорить исключительно о своей маме. Я подозревал, что это значимая фигура, но я не подозревал что мои отношения с ней могут быть настолько болезненными для меня. Это вторая причина, убедиться в том, что бессознательно есть и что это очень мощная структура.

И третья причина, все люди которые приходят в психоанализ имеют свои проблемы, в том числе это могут быть мазохистические проблемы, садистические проблемы, сексуальные проблемы, депрессивные проблемы и так далее и так далее. Для того чтобы стать психоаналитиком необходимо проработать свои проблемы, чтобы не привносить их потом в терапию и не отыгрывать их на пациенте.

Например, психоаналитик мазохист будет очень удобным терапевтом для садиста, а терапевт садист будет очень удобным терапевтом для мазохиста, но он ничем не сможет ему помочь. Поэтому был введен профессиональный тренинг и тогда же было постулировано, что психодинамика, то есть внутренние психические процессы, могут быть успешными, в том числе вести к оздоровлению, только в том случае если проводится как минимум четыре сессии в неделю. Все что четыре сессии в неделю это психоанализ, все что три и две это уже психоаналитическая терапия.

И еще один важный компонент, долгое время считалось совершенно справедливо, что симптом в психоанализе в отличие от соматической медицины, не имеет никакого отношения к причине страдания, это так и есть. Человеку могли наступить на ногу, оскорбить или человек мог ощутить крупную потерю близкого ему человека и у того и у другого возникает депрессия, но причины совершенно разные и поэтому в психоанализе считалось, что психоаналитики не лечат симптомы, они ищут причину, которая привела к появлению симптомов. И психоаналитическая терапия всегда была персона-ориентированной, не проблема-ориентированной, a персона-ориентированной.

Очень образно это можно охарактеризовать так – в медицине человек приходит к врачу и говорит, что у него заболел желудок и он хочет чтобы сделали все так, как было в то время когда он не болел. В психоанализе все по-другому, человек приходит и говорит, что у него началась депрессия. Психоаналитик спрашивает когда началась? Человек говорит, что уже месяцев шесть он из нее не выходит, в процессе беседы выясняется, что он не выходит из нее фактически с самого раннего детства. Только тогда она была не такая ощутимая и лечить депрессию здесь совершенно бесполезно, здесь надо искать причины и возвращаться к раннему детству. И фактически что делает психоаналитик, он доращивает пациента, возвращает ему ту любовь, заботу, адекватные требования к его личности, которые не были получены в детстве. То есть, фактически психоаналитик заполняет те дефицитные лакуны в структуре личности, которые не сформированы окончательно. Независимо от того, сколько лет пациенту тридцать пять или сорок пять, лакуны остались и оказывают неблагоприятное влияние на жизнь человека.

В психоанализе все по-прежнему так и происходит, но мы с вами живём в очень динамичное время и люди уже не могут тратить столько времени на психоаналитические проблемы. Поэтому даже ортодоксальные психоаналитические общества приняли решения, что и три сессий в неделю это тоже психоанализ. Потом появилась еще одна новая тенденция у тех же представителей ортодоксальных обществ, что в принципе в зависимости от временных и финансовых возможностей пациента, психоаналитики могут проводить не только личностно-ориентированную но и симптом-ориентированную терапию. То есть, направленную на ликвидацию симптома. В конечном итоге деление между психоанализом и психоаналитической терапией исчезает.

 

 

Новые технологии в психоанализе

 

Немного слов о новизне в психоанализе и его школах. Здесь как и у любой другой сферы все что появляется новое вначале отвергается, обзывается нехорошими словами, как например в середине прошлого, двадцатого века появилось такое нехорошее слово – неофрейдизм. Это слово неверное и преимущественно использовалось в советской лексике. Неофрейдизм это то, что сейчас назвали бы – инновационными технологиями в психоанализе.

К развитию таких технологий можно отнести: Гарри Салливана, который уделил большое внимание межличностным отношениям, Мелани Кляйн, Уилфреда Биона, Жака Лакана. О каждом из них тоже можно говорить часами. Но наверное, самая главная идея которая появилась не так давно носит название – интерсубъективность. Откуда возник интерсубъективистский подход, сам подход уже давно применялся на практике, но никто так не мог его сформулировать и вербализовать.

И вдруг коллеги говорят, что самое главное в психоанализе не то, что терапевт делает с пациентом, а самое главное это то, что происходит между ними. И кажется такая мелочь, совершенно незаметный нюанс, но из процесса который делает один человек, появляется биличностная ситуация и главное это то, что между психотерапевтом и пациентом. Я думаю что это один из самых крупных подвижек в современном психоанализе.

 

Жака Лакана долгое время вообще никто всерьез не воспринимал и считалось, что говорить о нем на конференциях это правило плохого тона. Сейчас без Лакана не обходится ни одна конференция, его работы в полной мере интегрированы в культуру, в философские науки, социологические науки. и многие другие Я очень люблю одну из его фраз и не могу не привести ее, он очень красиво охарактеризовал как идет терапевтический процесс. Он говорил так: Когда пациент приходит к вам и начинает говорить, если он говорит с вами то не о себе, а если о себе, то не с вами. Это феномен переноса. Еще Фрейд заметил этот феномен, когда пациент разговаривает с ним, а он явно видит, что вся его речь обращена к его маме или бабушке. Пациент говорит с вами но не о себе, а если о себе то не с вами, а с фигурой переноса. Далее Лакан говорит: Когда пациент начинает говорить с вами и о себе, анализ закончен. Очень красивое определение. И на этой красивой ноте я хочу закончить свою статью о психоанализе.  

 

Читайте также:

Кто такой психоаналитик >>>

Психоаналитический психотерапевт >>>

Психоаналитический бизнес коучинг >>> 

Психоаналитик в Москве >>>

Психолог в Москве >>>

 

Если Вам при прочтении текста что-то откликнулось, у вас возникли вопросы или вы хотели бы решить какую-либо проблему, можете предварительно позвонить мне по телефону + 7 (926) 169-36-63 для того чтобы рассказать о своей ситуации. 

Длительность телефонной консультации составляет 20 минут (бесплатно), в процессе этого времени я должен решить, смогу ли я вам помочь в рамках психоаналитического коучинга. Если Вам проще написать письмо – Вы можете это сделать перейдя по ссылке Отправить письмо или написав мне на почту mail@online-psychoanalyst.ru. Прошу Вас описать свою ситуацию как можно подробнее – размер письма неограничен, я обязательно прочитаю Ваше письмо и отвечу.

Я всегда рядом.