patologicheskie_otnosheniya

Критерии нормальности и ненормальности личных отношений.

 

Практически все современные люди состоят в личных отношениях. Хорошие отношения делают людей здоровыми и счастливыми, а плохие сводят с ума. Люди обращаются к психологу и психотерапевту с очень конкретными запросами:

 

  • Почему мы страдаем и ссоримся?
  • как наладить отношения с подростком?
  • как пережить измену и кризис супружеских отношений?
  • что сказать детям в ситуации развода?
  • как вернуть прежние чувства?
  • и так далее.

 

 

Но если конфликты и проблемы стабильно повторяются, то в семье люди начинают всерьез задумываться:

 

  • Нормален ли мой партнер?
  • кто из нас двоих более не нормальный;
  • и нормальны ли наши отношения?

 

У каждого человека есть глубинная потребность чувствовать себя нормальным. Если по каким-то причинам личные отношения не складываются, то подобно маленьким детям многие из нас склонны видеть проблему не в себе, а в своих партнерах и когда пара приходит на психотерапию, то отношения часто похожи на игру в пинг-понг, с бесконечной передачей вины и ответственности. Зачастую люди просто не знают что такое нормальные не нарушенные отношения, поскольку этому не учат в школе и нет учебных пособий по этому предмету. Да и семьи не всегда являются примером.

 

Случаи из практики:

 

  • Девушка считает что по отдельности тусить и ездить на отдых это хорошо, а ее молодой человек категорически не соглашается и говорит, что это ненормально;
  • подросток убежден что злиться и кричать это норм, а родители утверждают, что это признак психопатологии и ему необходимо обращаться к врачам;
  • супруги не понимают нормально ли что двухлетний сын спит вместе с ними;
  • жена вопрошает адекватно ли, что 40-летний мужчина созванивается со своей мамой пять раз на дню? А супруг при этом задает встречный вопрос. Нормально ли то, что жена неделями не созванивается со своими родителями?

 

И таких вопросов миллион. Отсутствие четких норм или разное представление о нормах неизбежно ведут к конфликтам. И таким образом проблема нормы является одной из сложнейших и в жизни и психологии.

По общему определению норма это некое социальное закрепленное правило, образец, предписание для всех. Это искусственный но полезный социальный конструкт, созданный для данного общества в данное время и следовательно быть нормальным это значит соответствовать условным, социальным ожиданиям. Быть понятым и предсказуемым для окружающих людей. По определению всемирной организации здравоохранения здоровье определяется как отсутствие симптомов заболевания, как социальное, телесное и духовное благополучие личности. Это некий, недостижимый, идеальный ориентир.

Не менее сложным является и вопрос определения психической патологии. Как известно здесь действует нозологический подход и человек считается больным если его поведение или если его переживания соответствуют конкретному состоянию, названному расстройством и описанному в медицинской классификации болезней (МКБ).

И наоборот мы все с вами считаемся нормальными людьми, пока не имеем серьезных симптомов психических, поведенческих или личностных расстройств, описанных в соответствующих медицинских разделах.

С какими индивидуальными, медицинскими диагнозами чаще люди обращаются к психотерапевту и психоаналитику. Это различные обратимые, психогенные и психосоматические расстройства – так называемые неврозы.

 

Например:

 

  • Фобии или невроз навязчивых состояний;
  • трудности адаптации;
  • самые разные состояния после травмы;
  • посттравматические состояния;
  • состоянии дезадаптации;
  • поведенческие девиации, например зависимости.

 

И гораздо реже на приеме у психолога встречаются тяжелые заболевания из большой психиатрии.

 

Например:

 

  • Шизофрения;
  • маниакально-депрессивный психоз;
  • паранойя.

 

Это уже область компетенции психиатров и врачей психотерапевтов. И в подобных случаях все более или менее понятно. У одного человека есть серьезная проблема симптом или болезнь, которую он по понятным причинам частично или полностью не может контролировать. Вследствие этого он страдает и заставлять страдать близких людей. И в таких случаях «виновник» установлен, а проблема ясна. Но как измерить нормальность и ненормальность отношений? Здесь медицинские классификации не работают.

 

Для начала обратимся к науке. В психологии любовные, парные отношения начали активно изучаться примерно с тридцатых-сороковых годах прошлого века.

Известный американский клиницисты и психоаналитик Гарри Салливан придавал особое значением отношениям. Он вообще определял психиатрию и психологию как науку о межличностных отношениях. Справедливости ради надо вспомнить аналогичный подход известного российского, советского психолога – Владимира Николаевича Мясищева. Здесь личность рассматривалась как система отношений к миру, к людям и к себе самому. И нарушение в любой из этих подсистем отношений определяет психическое и социальное нездоровье личности.

И вот эта идея, что психические расстройства могут зависеть не от биологии или повреждения нервной системы, а от внутренних и внешних отношений личности, была революционной для своего времени.

Основатель психоанализа Зигмунд Фрейд, также давал различные определения нормальным, здоровым отношениям и он связывал здоровые любовные отношения прежде всего с объектной любовью, со способностью направлять  глубинный интерес на другого человека.

Признавая нормальность нарциссизма в целом, Фрейд предупреждал об опасности чрезмерного нарциссизма. Здесь чем сильнее интерес к себе, тем меньше способность человека любить другого.

Как это выглядит в жизни: любящий здоровый человек думает больше не о себе, а о партнере любви. Какой он классный, умный, добрый, хорошо ли ему и как его порадовать. Человек с нарциссической фиксацией с нарциссическим характером зациклен на себе, на том как он выглядит, насколько сильно им восхищаются, как его любят и насколько хорошо это делают.

У него отсутствует искренний интерес и теплое отношение к личности другого человека. Другой человек очень нужен, но нужен для подтверждения своего мнения о себе и поддержания своего собственного нарциссического баланса.

Нарцисс реагирует гневом каждый раз на отсутствие восхищения и на малейшую критику, он не способен признавать свои ошибки, извиняться, воспринимать партнера на равных.

Видно что тема нарциссических отношений довольно сложная и конечно она достойна отдельного изучения, а здесь мне важно отметить, что в случае здоровых отношений интерес и любовь к партнеру будет чуть больше чем интерес и любовь к себе самому.

Другой важный закон отношения открытый Фрейдом – нормальная любовь всегда амбивалентна, то есть как бы нам ни прискорбно было это замечать она включает не только положительные, но и одновременно негативные, болезненные чувства. Такие как:

 

 

 

Испытывать все это нормально при условии, что нежности и теплоты при этом будет чуть больше. Отношения полностью лишённые негативных переживаний, оценок называются – идеализацией оторванной от реальности и чреваты катастрофой.

 

Практика семейной психотерапии показывает, что если супруги старательно избегают малейших ссор и отрицают любые проявления негативных чувств, презентуя свою семью как дружную или даже идеальную, то они неизбежно сталкиваются с проблемами бессознательной проекции негативных аффектов на детей и подростков. У подростков в такой семье чаще формируются психосоматические или невротические симптомы поведенческого неблагополучия – ложь, агрессивное, зависимое или даже асоциальное поведение.

 

Начиная с тридцатых годов прошлого века ученики и последователи Фрейда активно продолжили исследование объектных, то есть любовных отношений, в детском возрасте. Они задавались вопросом: как же формируются индивидуальные стили привязанности или языки любви отдельного человека?

Понятно что личные отношения взрослого человека очень связаны и формируются на основе его ранних, плохо осознаваемых отношений с самыми близкими людьми – это мама, папа, братья, сестры и так далее и так далее.

При этом люди склонны бессознательно переносить ключевые детские переживания забытые, вытесненные на другие объекты, на новых людей. Чаще всего это детские потребности – страхи, обиды и прочее.

 

 

Пример из практики:

 

Муж постоянно раздражается в разговоре со своей женой.

Терапевт замечает и говорит: не совсем понятно почему вы так сердитесь, ведь ваша жена говорит сейчас искренне и спокойно.

Муж отвечает: меня раздражает ее голос, она говорит неприятно быстро и пискливо.

Терапевт: но она не говорила быстрый и пискливо.

В ответ на это жена парирует: мне часто кажется, что муж принимает меня за кого-то другого и не воспринимает меня саму, как реального человека. Возможно я ему кого-то напоминаю.

В этом месте у мужа случается инсайт и он говорит: да ты так же быстро говоришь и меня бесишь как моя мать.

Но его жена реально не похожа на его мать. Очевидно что в отношениях со взрослыми партнерами вместо того, чтобы сообща решать взрослые задачи люди неосознанно отыгрывают детские травмы или ищут удовлетворения неисполненных детских желаний.

И в этом смысле в любви все мы дети, а в парных отношениях всегда присутствует одновременно и два взрослых человека и два маленьких ребёнка и это тоже нормально.

 

Типы привязанности

В современном психоанализе также существует огромное множество интересных концепций объектных или любовных отношений. И пожалуй одна из самых известных принадлежит английскому врачу и психоаналитику Джону Боулби, изучавшиму негативные последствия разлуки ребенка с матерью в раннем детстве, на примере трудных детей подростков.

 

В соответствии с данным подходом у каждого человека у каждого из нас существует свой тип привязанности. Это индивидуальный, повторяющийся, бессознательный паттерн личных отношений, который закладывается в возрасте примерно от шести месяцев до двух с половиной-трех лет.

Ребенку повезло если у него был хотя бы один близкий человек, который ухаживал за ним, не расставался с ним, заботился, защищал его и относился к нему тепло на протяжении всего детства. Создавал для него безопасную атмосферу, понимал потребности ребенка и при этом принимал его любовь, то у такого человека закладывается модель нормальной надежной привязанности. В дальнейшем этот человек с большой вероятностью будет выстраивать стабильные, здоровые отношения с близкими, с любимыми, с супругами, с детьми и с друзьями.

 

Если же напротив, раннее детство ребенка было наполнено расставаниями с изначально ухаживающим за ним человеком. Опять же мамой, бабушкой, няней или отношения были небезопасными для ребенка или его потребности игнорировались. Вероятно, во всех этих негативных историях у человека закладывается так называемая нарушенная привязанность. Которая проявляется в течение всей жизни. Ученики Боулби описали три типа нарушенной привязанности:

 

  • Тревожную;
  • дезорганизованную;
  • избегающую.

 

В случае тревожной привязанности человек будет испытывать в близких отношениях мучительную тревогу в самых разных ее проявлениях:

 

 

 

В случае дезорганизованной привязанности отношения человека будут подобны хаосу с повторяющимися бурями и разрывами. Наконец избегающая привязанность означает стойкое, бессознательное стремление человека избегать близости любыми способами, как чего-то самого страшного и опасного.

Такой человек в лучшем случае выстраивает функциональные отношения, а в худшем постоянно расстается с близкими людьми, разрывает отношения причиняя страдания и себе и партнеру.

Индивидуальный стиль привязанности человека сложно поменять на другой, но всегда можно ослабить в ходе психотерапии при наличии такой цели.

Теория привязанности достаточно удобна для описания проблем в личных отношениях, но и как любой другой концепт, она является некой схемой и не описывает всего многообразия любовных отношений.

 

Любовь это взаимность?

 

Другой известный клиницист, венгерский психоаналитик Микаэл Ба́линт настаивал на том, что главным качеством здоровой любви, сначала между ребенком и матерью, а затем и взрослым человеком и его объектами любви является взаимность. Практика убедительно показывает, что в личных отношениях даже обычным здоровым людям катастрофически не хватает взаимности. Другой важный психоаналитически критерий здоровой любви это способность к интеграции ее составляющих, отдельных элементов.

Возможность испытывать к одному и тому же человеку одновременно несколько переживаний уважение, нежности и в случае пары сексуальное влечение.

В случаях дисгармоничных отношений это затруднительно и довольно часто пары или отдельные пациенты обращаются с жалобами на расщепление любимого человека на отдельные влечения. Так муж уважает жену, любит ее как мать своих детей как друга, но не испытывает к ней сексуального влечения и сексом заниматься может с кем-то другим. У женщин чаще проявляется моральное расщепление люблю, но не уважаю. И не сложно догадаться, что во всех этих случаях у парных отношений будут проблемы.

 

Вернемся к практике. Где же лежит граница между двумя сущностями, между нормальными и патологическими отношениями?

Отношения как феномен не могут быть вписаны в какие-либо однозначные схемы или точки зрения, каждая пара создает свою собственную уникальную историю.

 

В то же время между людьми много сходства и следовательно всегда можно выделять некоторые типичные варианты. То есть часто встречающиеся модели отношений.

 

И сама жизнь убедительно свидетельствует о том, что на шкале нормальности отчетливо выделяются два полюса – это патологические и здоровые отношения.

Между этими крайностями нет пропасти, между ними находится множество промежуточных, плавно перетекающих и сочетающихся форм с разной степенью нарушенности.

По каким же тогда критериям следует оценивать форму и степень патологии человеческих связей? Обобщая данные современной медицины и психологии мы можем говорить о нескольких наиболее значимых критериях.

 

В строгом смысле качественными и количественными признаками нарушенности являются:

 

  • Во-первых, это утрата связи с реальностью;
  • Во-вторых, это нарушение закона. Это преступные действия, деструкции, угроза для жизни;
  • В-третьих, это степень сознательности и способность контролировать происходящее.

 

 

Первый вариант патологии брака: это пара с безумными отношениями вследствие психического расстройства одного или обоих супругов. При этом очень важно, что для истины безумных отношений необходимо чтобы оба супруга не осознавали неадекватность происходящего и оба были вовлечены в эту странную, безумную игру.

  

Практический пример:

 

Муж с бредом ревности несколько лет пытается уличить в измене жену, которая всерьез его разубеждает и каждый раз представляя свидетелей и доказательства. Но периодически муж совершает безумные действия. Например, уверенный в неверности жены следит за ней с карниза девятого этажа, с угрозой для собственной жизни и при этом угрожает еще и жене, если он  все-таки обнаружит ее с любовником. А жена с явным удовольствием рассказывает об этом подругам, такой вот безумный сговор.

Достаточно наглядный пример психотических отношений представлен в романе Достоевского «Бесы». Тайный брак Николая Ставрогина страдающего душевным расстройством и слабоумной Марьей Тимофеевной Лебедки. Брак основанный на безумной идее с обеих сторон. Здесь же и преступная сексуальная связь Николая с девочкой, также является примером безумия.

В мировом кинематографе, например в известных фильмы Альфреда Хичкока таких как «Психо» и «Птицы», достаточно убедительно показаны сцены удушающих симбиотических отношений матери и сына. Неограниченная, безумная материнская власть приводит двух людей к взаимному психозу.

 

Абьюз в семьях

Другой вариант патологических отношений это безусловно пары с реальным абьюзом, с реальным физическим или сексуальным насилием. Трагический пример из практики. В пылу ссоры муж бьет жену кулаком в лицо, когда у нее на руках находится грудной ребенок и такие случаи повторяются. Каждый раз абьюзер безапелляционно заявляет, что жертва сама виновата. Потому что она сама напрашивается и сама провоцирует, а жена этому верит. Такова психология жертвы и мучителя. В реальности поведение мужа является банальным уголовным преступлением и требует со стороны женщины срочного обращения за юридической и социальной помощью. Например в кризисный центр, с последующим расставанием супругов, поскольку их отношения небезопасны для всей семьи.

 

patologicheskie_otnosheniya

Еще одна нездоровая ситуация. Каждый раз когда молодой человек предлагал девушке расстаться, она угрожала ему суицидом и периодически совершала суицидальные попытки. Он прибегает к ней в больницу, просит прощение, умоляет больше этого не делать и остается в этих отношениях до следующего раза. Здесь партнеры вовлечены в опасную игру со смертью и с виной за нее другого человека.

Существуют разные формы патологических отношений с различным сочетанием отрыва от реальности, деструкциями, насилием. И при этом патологические отношения каждый раз представляют реальную угрозу для здоровья и безопасности жизни самих участников или окружающих их людей.

 

 

Отдельную проблему представляют семьи и пары с инцестом.

 

Пример из практики: женщина сорока лет и мужчина тридцати лет обращаются с проблемой – супружеский кризис. Ссоры, ревность, отсутствие сексуальной близости. И одной из проблем озвученной женой является обида на то, что муж холоден с ней, но при этом очень дружен с ее пятнадцатилетней дочерью от предыдущего брака, проживающей с родителями.

Рассказывая про их отношения женщина искренне возмущается тем, что он даже моет девочку. При этом формально психически здоровая женщина категорически отрицает очевидную, инцестуозную связь дочери с отчимом. По сути соучаствуя в его преступлении, а когда же улики в этом случае стали слишком очевидны, мать обвинила дочь в намеренном соблазнении своего любимого мужа.

 

Инцесты и сексуальное насилие в семье обычно замалчиваются и превращаются в семейную тайну. При этом они однозначно сводят всех с ума поскольку сопровождаются зажимом и двойным посланием. Самый близкий человек становится самым опасным для ребенка. К счастью перечисленных случаев тяжелых отношений пар немного. При этом огромное количество психически здоровых людей состоят в не психотических, в разной степени нарушенных отношениях с разными формами деструкции и аутодеструкции.

 

patologicheskie_otnosheniya

Это различные формы асоциального, аморального поведения, зависимости,  самоповреждения и так далее. Весьма распространенная проблема нарушенных отношений связаны с различными формами химической зависимости. Или даже не химическими аддикциями, например с игровой зависимостью, с азартными играми на деньги или компьютерными играми.

Это мы видим довольно часто и в этих случаях один партнер идентифицируется как однозначно зависимый и утративший контроль, а второй созависимый требующий психологической помощи для выхода из нарушенных отношений, поддерживающих зависимость первого.

 

Феномен зависимости

  

Справедливости ради надо сказать, что любые близкие отношения это уже зависимость. Например, в словаре Владимира Ивановича Даля сказано: состоять в отношениях это значит принадлежать, иметь связь и быть в зависимости.

Даже в здоровых отношениях мы всегда нормально зависим друг от друга подобно тому, как мы зависим от чистого воздуха или свежей воды. Проблемы возникают когда в отношениях появляется безумие, насилие или аутодеструкции. Это серьезные проблемы, выходящие за рамки психологической работы и требующие более комплексной медико-социальной помощи.

 

Жизнь показывает, что в чистом виде патологические отношения это редкость, большинство пар балансирует где-то между патологией и идеалом, создавая свой собственный уникальный танец любви с разным рисунком.

И между патологическими и здоровыми отношениями существует широкий спектр так называемых психологических, неблагоприятных, дисгармоничных или невротических отношений.

В этом варианте уже нет психотического безумия или пограничных деструктивных состояний или насилия. Это формально-благополучные отношения двух относительно-здоровых, осознанных людей. При этом не способных, в силу каких-то скрытых причин, достигнуть взаимного взрослого удовлетворения и счастья.

И эти отношения располагаются ближе к здоровому полюсу, в их оценке используются такие критерии:

 

  • Стабильность отношений или стабильность брака;
  • функциональность;
  • полезность партнеров друг для друга;
  • гармоничность, это степень взаимной удовлетворенности;
  • интимность;
  • целостность и осознанность отношений.

 

И по степени выраженности перечисленных свойств можно составить профиль отношений любой пары. Большинство современных пар имеют дефицит в одной или нескольких из перечисленных областей. И люди выбирают друг друга по взаимной симпатии или влюбленности. Но вместо нормальных отношений в силу скрытых причин довольно быстро получают неудовлетворяющие, психологические игры. И такое впечатление, что людьми движут неосознанные взрослые цели, а скрытые иррациональные импульсы.

 

При более внимательном рассмотрении пара разыгрывает бессознательный, межпоколенческий сценарий, который передается в семье из поколения в поколения. Или модели отношений собственных родителей или воспроизводятся детские травмы и переживания.

 

Сценарий предполагает, что партнеры комплементарны друг другу. То есть дополняют друг друга в своих желаниях и травмах и могут друг другу подыграть в воспроизведении определенного типа отношений. Партнеры подходят друг другу как ключ к замку. Например, в известном треугольнике Карпмана, описанном в транзактном анализе есть три взаимосвязанные роли или три сценария:

 

  • Преследователь;
  • жертва;
  • спасатель.

 

Для невротических отношений в целом типичны:

 

  • Страх близости;
  • высокая тревога;
  • страх утраты объекта;
  • эмоциональное интеллектуальное слияние.
  • дихотомическое мышление, все или ничего;
  • расщепление отношений на отдельные составляющие;
  • навязчивые повторения детских, не очень конструктивных сценариев.

 

Невротические отношения имеют разные формы, они повсеместно встречаются и заслуживают нашего отдельного обсуждения. Очень распространенный вариант не патологической модели – это функциональные, дисгармоничные отношения. Пример: приходит пара в ситуации супружеского кризиса и видно, что оба человека вполне здоровые и адекватные. В этой семье нет насилия, налажен быт, супруги успешно работают и неплохо зарабатывают. Имеют двоих здоровых, хорошо адаптированных детей. Супруги ведут себя разумно и можно сделать вполне обоснованный вывод, что пришла высоко-функциональная пара, успешно решающая основные жизненные задачи.

 

Здесь брак работает, почему же тогда пришли? Все в жизни есть здоровье, отличная работа, крепкая семья. Но уже давно нет удовольствия, нет близости, нормальных сексуальных отношений. Здесь брак и отношения мягко выражаясь не совсем совпадают. В оценке любовного союза используется такой критерий как гармоничность отношений в паре. То есть, взаимные субъективные удовлетворенности отношениями.

И огромное количество людей состоят в нормальных функциональных отношениях без достижения интимности. Без достижения психосоматической близости, что однако не лишает их ощущения отдельной нормальности каждого в отдельности, но лишает способности получать удовольствие от отношений в частности и от жизни в целом.

 

Что такое  зрелая любовь?

Возникает вопрос, существует ли и что же такое полностью нормальные отношения? С точки зрения объективных критериев нормальные личные отношения – это стабильные отношения со значимыми другими, с близкими людьми основанные на взаимных обязательствах, способствующие сохранению здоровья каждого участника, способствующие успешной социальной адаптации и повышению качества жизни. Также это непрерывно развивающиеся отношения.

Для обозначения таких здоровых, любовных и супружеских отношений в психоанализе используется понятие зрелая любовь. Что это такое? По мнению специалистов психоаналитиков это такой тип любви, который требует большого опыта и личностной зрелости партнеров.

Здесь заложена идея, что способность любить непрерывно развивается с возрастом и при таких отношениях партнеры принимают друг друга без стремления переделать. Они стремятся давать уже больше чем брать, они любят без претензий и ограничения свободы партнера, они выполняют взаимные обязательства и ценят свои отношения достаточно высоко.

Ныне живущий и очень известный психоаналитик Отто Кернберг выделяет  несколько основных признаков зрелой любви:

 

  • Сохранение сексуального желания;
  • преобладание нежности над агрессией;
  • зрелая форма идеализации с обязательствами;
  • элемент страсти, то есть сохранение сильных черт в различных аспектах жизни пары.

 

Все что не соответствует этим требованиям не является зрелой любовью и относится к иным моделям. Существуют ли вот такие здоровые и счастливые пары с по-настоящему гармоничными отношениями?  Конечно, мы это видим в жизни и этот факт подтверждают научные исследования.

Примерно 30 лет назад американский психолог Джудит Валлерстайн с коллегами провела довольно глубокое исследование. Пятидесяти счастливых супружеских пар с очень подробными выводами. Здесь критериями гармоничности брака выступали:

 

  • Стабильность;
  • деятельность брака более 9 лет;
  • наличие здоровых детей. Хотя бы одного ребенка с успешной социальной адаптацией;
  • взаимная удовлетворенность браком. Оба супруга должны были считать свой брак удачным, успешным и счастливым.

У  кого-то это был первый брак у кого-то повторный. Здесь не подтвердилась гипотеза о том, что у счастливых супругов всегда имеются хорошие отношения с собственными родителями, собственное счастливое детство.

Примерно у половины счастливых супругов было несчастливое детство и отрицательный пример родителей, которому они не хотели следовать. И в то же время исследователи смогли выявить так называемые психологические особенности счастливого брака. Здесь главный признак это одинаково высокая ценность союза для обоих, когда эти отношения немного важнее всего остального в жизни.

Счастливые супруги подтверждают, что ими найдена или достигнута вот эта золотая середина, особый универсальный баланс между индивидуальными потребностями, желаниями, ожиданиями и общими интересами и целями. Исследователи выявили основные задачи, которые необходимо решать сообща для поддержания здоровых отношений и для взаимного развития.

Первейшее условие – это эмоциональное отделение супругов от своих родительских семей или предыдущих брачных партнеров. Следующая задача это сохранение баланса между общим единством и установлением личных границ, личных интересов. Также важно уметь защитить достигнутую близость при рождении каждого нового ребенка и защитить близость от влияния внешних стрессоров.

Особое значение имеет способность пары сохранять и поддерживать первичную романтическую идеализацию характерную для начала отношений, когда партнер воспринимается как наиболее подходящий, а этот брак наилучшее из возможных. И в целом счастливые супруги считают, что их брак требует постоянного внимания, усилий и развития.

 

 

 Давайте подведу итоги:

 

 

Как видно единой нормы или точного определения нормальных, парных отношений не существует. Соавторами личных, супружеских, любовных отношений являются два человека и на основе искреннего интереса друг к другу они создают собственную парную норму в жизни, в отношениях, в сексе. Общее представление о желаемом, реальном и недопустимом в этих отношениях.

В поиске удовлетворяющей интимности многие люди проживают довольно длительный этап личных неудач и повторяющихся невротических отношений.

Некую промежуточную форму между ранней, детской зависимостью и зрелой, взрослой, гармоничной, счастливой любовью.

В данном варианте нет серьезных объективных препятствий для любви и брака, но отсутствует самое главное взаимное удовлетворение двух взрослых я.

Именно с такой ситуацией невротических отношений и взаимной неудовлетворенности обращаются достаточно-нормальные супруги, чаще всего.